Состоится ли строительство Камбаратинских ГЭС?

Состоится ли строительство Камбаратинских ГЭС? В апреле 2009 года в Ташкенте состоялась встреча президента Узбекистана Ислама Каримова и тогдашнего премьер-министра Казахстана Карима Масимова. Они там обсуждали вопросы строительства Рогунской ГЭС на реке Вахш и Камбар — Атинской ГЭС-1 на реке Нарын. Центральноазиатские журналисты и эксперты расценили это как стремление Казахстана и Узбекистана выступить «единым фронтом» против намерений Таджикистана и Кыргызстана развивать свои гидроэнергетические мощности без согласования вопроса с ними. Через несколько дней журналисты попросили меня прокомментировать такое высказывание и затронуть водную проблематику Центральной Азии целом. Учитывая важность этой темы, я решил некоторые фрагменты нашей беседы привести в своей книге, которая называется «Как это случилось» и изданное в прошлом году. Вопрос: Насколько обоснованы опасения ряда экспертов, что Казахстан и Узбекистан могут объединиться против Кыргызстана и Таджикистана по поводу строительства новых генерирующих мощностей на реках Нарын и Вахш ?Ответ: Здесь не это главное. Тем более в отношениях между братскими странами Центральной Азии не может быть сговора, как вы говорите. Но непонимание сути вопроса или что — то другое у нас есть. Нам лучше вспомнить то, что четыре государства 17 марта 1998 года подписали один из важнейших документов в области водно- энергетическим отношений между государствами. Документ казался вопросов совместного использовании водно — энергетических ресурсов Нарын — Сырдарьинского бассейна рек. Это было первое соглашение, регулирующее отношение государств, имеющие доступ к указанному бассейну рек. Международные организации тогда заговорили о достижении государствами региона значительного прогресса в водно — энергетическом сотрудничестве. Кыргызстан тогда согласился с тем, что страны нижнего течения реки будет обеспечиваться нужными объемом воды, а Казахстан и Узбекистан, в свою очередь — покупать электроэнергию, которая образуется сверх наших потребностей при летних пропусках воды. При этом Кыргызстан должен был продавать электроэнергию на 1- 2 цента ниже, чем существующие в этих странах тарифы. С тех пор прошло немало времени, и внутренний тариф на электроэнергию в указанных странах уже достиг 4- 6 центов за один кВт.ч. Несмотря на это, Кыргызстан им электроэнергию по — прежнему продает по 2 — 3 центов. Особенно это касается многоводного года, когда объемы производства лишней энергии у нас достигают до 2,2 млрд кВт.ч. Два государства данную электроэнергию должны были покупать поровну, как записано в соглашении. Кыргызстан также согласился ограничивать зимние попуски воды с Токтогульского водохранилища, и это будет компенсироваться за счет поставки мазута, природного газа и угля для выработки дополнительной электроэнергии на Бишкекской ТЭЦ. В то же время, считать компенсацией такую поставку нельзя, поскольку Кыргызстан указанные энергоносители у них покупал по рыночной цене. Надо сказать, что Кыргызстан свою зимнюю потребность в электроэнергии спокойно может покрывать мощностями Токтогульской ГЭС. Но из устоявшихся принципов добрососедства и дружбы между странами, мы все время идем на такие издержки. Несмотря на это, условия того соглашения через 3 — 4 года стали размываться одностороннем порядке неправильными действиями наших партнеров, которые под различными предлогами начали уклоняться сначала от приема нашей электроэнергии, а потом от гарантированной поставки газа, мазута и угля на Бишкекскую ТЭЦ. Это был тихий выход из соглашения. В этих условиях Кыргызстану ничего не оставалось кроме самостоятельного определения режима попуска воды из Токтогульского водохранилища. Об этом надо сказать открыто, как оно есть. Казахстан более 30 лет кормит нас обещаниями совместно строить Камбаратинские ГЭС, а теперь вместе с Узбекистаном обвиняет нас не чуть ли в нарушении договоренностей, существующими между государствам по строительству указанной ГЭС. Это не совсем корректно. Два государства нас обвиняют даже в том, что стоки воды по руслу реки Сырдарьи между Шардарьинским водохранилищем и городом Кызыл-Орда не могут нормально пройти до высыхающего Арала. В то же время все знают, что Сырдарья в этом месте до предела сужена железобетонными мостами и понтонными переходами, а также берегоукрепительными сооружениями, что провоцирует выход реки из своего русла, когда она замерзает зимой. В ответ на претензии соседних стран о сокращении подачи воды, считаю нужным сказать, что за последние 30 лет мы нисколько не уменьшали попуски воды по руслу реки Нарын. Если за эти годы среднегодовой приток реки составлял 12,19 млрд. кубов, то из Токтогульского водохранилища мы выпускали в среднем 12,35 млрд. То есть больше, чем поступала вода. Даже в самый маловодный 2008-й год мы выпускали 12,6 млрд кубометров, тогда как годовой приток составлял всего лишь 9,9 млрд кубометров. Если говорить начистоту, Казахстан и Узбекистан опасаются, что с вводом Камбаратинских ГЭС в эксплуатацию может увеличится их зависимость не только по ирригационной воде, но и по электроэнергии. На деле же ситуация выглядит совсем по — другому. Они хорошо знают, но не говорят об этом. Строительство Камбаратинских ГЭС направлено на то, чтобы решить проблему накопления воды, чтобы она впустую не уходила в Арнасайскую впадину зимой, и чтобы мы ее им подавать в полном объеме летом, то есть в период вегетации. Если говорить точнее, зимние попуски воды из водохранилища Камбар Ата ГЭС-1 будут задерживаться в бассейне Токтогульского водохранилища и подаваться странам нижнего течения летом. Таким образом, строительство ГЭС ставит задачу ликвидировать проблему нехватки воды в период вегетации. Разве это плохо? Нам не хватает электроэнергии зимой, а им не хватает воды летом. Несмотря на это, Казахстан и Узбекистан стали торпедировать выполнения условий четырехстороннего соглашения по Сырдарьинскому бассейну рек. В частности, летом, получая воду и электроэнергию в полном объеме, они не всегда хотели своевременно рассчитываться за полученную электроэнергию. Видимо, они хотели сыграть на нехватке у нас газа, нефтепродуктов, мазута и угля. Узбекистан и Казахстан используют их как удобный рычаг для оказания давления на нашу страну. Но, им сейчас не до создания какого — то блока против Кыргызстана. Этому мешают разногласия между двумя государствами в вопросах использования воды, которую мы пропускаем по створу реки Нарын. Дело в том, что вся вода, поступающая из Кыргызстана по руслу указанной реки, вначале попадает на узбекские поля. Хотя в соответствии с договоренностями вода Нарына должна использоваться ими в чистом виде в пропорции 50 на 50. Но несмотря на это, Узбекистан использует ее первым, и лишь после этого она попадает казахским потребителям, как вторичная и минерализованная вода, чем Казахстан крайне недоволен.Вопрос: Что вы можете сказать по поводу того, что Кыргызстан, как заявляет Узбекистан, не имеет права на реке Нарын строить новые гидроэлектростанции без согласования с ним?Ответ: Кыргызстан не должен и никогда не будет согласовывать строительство Камбаратинских ГЭС с соседними странами. У них неправильное представление в данном вопросе. В соглашении от 1998 года прописано, что страны будут принимать совместные меры по освоению гидроэнергетических ресурсов реки Нарын и Вахш. Это большой козырь в наших руках. Кроме того, Кыргызстан не подписывал ни одну международную конвенцию по распределению водных ресуросов трансграничных рек, в том числе Хельсинскую. Так что, исходя из этого, со своей водой мы будем поступать так, как считаем нужным. Речь может идти только о доброй воле Кыргызстана и адекватного отношения к нам со стороны указанных стран. При этом хочу подчеркнуть, что при строительстве Камбар-Атинских ГЭС Кыргызстан не дойдет до того, что в свое время сделала Турция, когда она 30 лет назад построила водохранилища на реке Евфрат. Тогда при заполнении очередного водохранилища имени Ататюрка в 1988 году, русло реки Евфрат на выходе к границам Сирии и Ирака полностью обмелело. В течение шести месяцев ни Ирак, ни Сирия, которые исторически пользовались водой реки Евфрат, ничего не могли сделать. А после пуска в эксплуатацию всех 9 водохранилищ, построенных Турцией в русле этой реки, Ирану и Сирии было оставлено только 10 млрд кубометров воды место прежних 30 млрд. В целом и в Казахстане, и в Узбекистане хорошо знают высокую ирригационную и энергетическую отдачу от строительства Камбар — Атинских ГЭС для стран нижнего течения.

Базарбай Мамбетов, эксперт по экономической политике, государственный деятель.

#СостоитсялистроительствоКамбаратинскихГЭСвКыргызстане.

Предыдущий

Тигүү тармагында абал чатакпы?

Следующий

Данияр Сыдыков: «Биздин элчиликтер жана жооптуу органдар күндөп-түндөп эмгектенип жатышты».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *